Династия Тутаевых

- А это ветеран пожарной охраны Чеченской Республики Шерип Тутаев, отец Исмаила Тутаева, которому сегодня присвоили звание полковника. Сын дорос до звания отца.

- Не думаю, что он этим расстроен.

Этот диалог произошел 19 июля 2013 года между Министром МЧС России Владимиром Пучковым и начальником Главного управления МЧС России по Чеченской Республике Русланом Яхьяевым, когда руководитель федерального министерства приезжал с рабочим визитом в Грозный.

Шерип Шахидович Тутаев родился в Киргизии в 1950 году. Его семья, как и весь чеченский народ, находились в высылке в Средней Азии. О жизни в Киргизии Шерип помнит, как будто это было вчера, однако этой темы касаться не любит – слишком тяжелы воспоминания. Хотя еще может вспомнить несколько фраз на киргизском: этому языку он выучился, общаясь с местными ребятишками.

Когда Тутаеву было семь лет, семья вернулась на родину, и среднее образование Шерип получил уже в Чечне. В пожарную охрану попал случайно. С юных лет Шерип хотел поступить в Нефтяной институт и работать в нефтеперерабатывающей отрасли. Но нехватка проходных баллов не позволила осуществить мечту.

Его призвали в ряды Советской Армии. Служил Шарип в ракетных войсках в польском Лейбнице.

- В декабре 1970 года я демобилизовался и ехал домой с четким намерением поступить в Нефтяной институт. Но по дороге встретил соседа из родного села Чечен-Аул, он меня и уговорил пойти работать в пожарную охрану, - признается Шерип.

В период с 1970 вплоть до государственного переворота в СССР 1991 года Шерип Тутаев прошел путь от рядового пожарного до руководителя оперативного штаба Управления пожарной охраны.

- В 1991 году мне предложили возглавить противопожарную службу в республике. Я отказался, так как у меня не было соответствующего образования, - рассказывает Шерип Шахидович.

В конечном итоге его назначили заместителем начальника управления. На этой должности Шерип проработал вплоть до выхода на пенсию.

- Власть менялась, менялись начальники, а я все оставался на этой должности, - улыбается Ш. Тутаев.

Военный период был самый сложный за все 40 лет службы в пожарной охране.

- В те смутные времена у нас разграбили половину пожарной техники, в том числе и новенькую автолестницу, стоившую по тем временам 300 тысяч рублей, - вспоминает Шерип. - Примечательно, что меня никогда не останавливали на постах ни федеральные войска, ни боевики, как только показывал удостоверение пожарного. При любой власти пожарных уважали. А может, везение просто.

В первую войну на пожарных машинах ездить было опасно – технику бомбили с воздуха. Пошел слух, что пожарные машины заправляли керосином и использовали их как огнеметы.

- Никто просто не думал головой, что машина сама сгорит за пять минут! Она ведь для этого не предназначена, - Шерип Шахидович негодует, словно это произошло не двадцать лет назад, а вчера. – Однажды к нам приходили представители боевиков, так сказать, хотели отобрать у нас машины. Отстояли. Хотя одну автоцистерну все же у нас украли. Потом нашли ее обгоревшую в Заводском районе Грозного. Люди в ней тоже погибли. Все же заправили керосином.

Перед началом второй чеченской кампании Шерип временно покинул службу, создав в родном селе общественный совет. Работа совета очень помогла жителям Чечен-Аула: Шерип Шахидович вместе с членами совета вел переговоры с федеральными войсками, в частности с генералом Шамановым, чтобы село не бомбили. Благодаря этому село удалось спасти от артобстрелов.

В 2000 году Шерипа Тутаева, не покидавшего родное село во время военный действий, разыскал тогдашний начальник пожарной охраны Голинько и вновь поставил своим заместителем – помогать восстанавливать пожарную охрану в Чеченской Республике. Перед пожарными поставили задачу: потушить все фонтанирующие нефтяные скважины. На это отвели три месяца.

- Первый фонтан, который мы потушили, был в Цоцан-Юрте. Жители села покинули свои дома именно из-за пожара, так как там невозможно было жить – от копоти, гари и рева, который стоял там при выходе газа из скважины. Мы потушили его в течение месяца.

В общей сложности два отряда, работавшие на Сунженском хребте и в Грозном, потушили около 30 нефтяных фонтанов. Обошлось без жертв. Только несколько человек получили ожоги, но это незначительно. Такие ожоги пожарные получают регулярно. С ними постоянно был врач, который в случае чего оказывал нам помощь.

Большинство пожарных Чеченской Республики погибли не на пожарах, а во время военных действий. За свою сорокалетнюю службу Шерип побывал на более чем тысячи пожаров, но отчетливо, во всех деталях помнит один – когда погиб боевой товарищ.

- В пожарной части №10 был боец Хасан Кааев. Исключительный парень! Это было его последнее дежурство. Он увольнялся и хотел поступить в ВУЗ где-то за пределами республики, - с горечью в сердце рассказывает Шерип. - Это был 1992 год. С завода имени Анисимова поступил сигнал, что взорвались баллоны с пропаном. Мы туда выехали, потушили пожар, охладили несколько емкостей, а те, что взорвались, улетели за 4-5 километров. Их потом нашли в районе Алхан-Юрта. На построении, после ликвидации пожара, оказалось, что Хасана нет. Обнаружили его на лестничном пролете – видимо, взрывной волной откинуло, от удара он погиб. Через год пожарную часть №10 назвали его именем.

Шерип Шахидович ушел из пожарной охраны в 2004 году в звании полковника внутренней службы. До выхода на пенсию (декабрь 2012 года) работал в должности заместителя начальника Управления по обеспечению деятельности ГУ МЧС России по ЧР. У него трое сыновей и дочь. Все они так или иначе связаны с пожарной охраной. Младший сын Алихан, старший лейтенант внутренней службы, работает бухгалтером в ФГКУ «1-й отряд Федеральной противопожарной службы по Чеченской Республике» с 2003 года. Средний сын Асланбек – заместитель начальника пожарной части №4 (техчасть) города Грозного, майор внутренней службы, в пожарной охране с 1992 года. Старший сын Исмаил – заместитель начальника Главного управления МЧС России по Чеченской Республике, полковник внутренней службы, в пожарной охране с 1992 года. Дочь Лида – диспетчер пожарной части №9 по охране Грозненского района (село Чечен-Аул), сержант внутренней службы, в пожарной охране с 2004 года.

Исмаил Тутаев, в отличие от отца, мечтал о пожарной охране еще с детства. Шерип Шахидович брал его на соревнования по пожарно-прикладному спорту: маленького Исмаила восхищали спортсмены, ловко взбирающиеся на учебную башню.

Отслужив срочную военную службу в конце 1991 года, Исмаил Тутаев вернулся из армии, а уже через год заступил на службу в самостоятельную военизированную пожарную часть №1 (СВПЧ-1) по охране Ленинского района города Грозного (ныне – ПЧ-1).

В жизни Исмаила было поменьше пожаров, чем у его отца, но все же достаточно, чтобы перестать считать их количество уже на первом году службы. Но свой первый пожар он помнит очень отчетливо. «Первый не забывается никогда», - говорит он. Это было в марте 1993 года. Исмаил уже прошел пятимесячную курсовую подготовку, без которой не отправляют на выезды. Рано утром поступил звонок о пожаре по улице Первомайской в Грозном. Горело двухэтажное строение: на первом этаже была аптека, на втором – квартиры. Исмаил напросился к начальнику караула, чтобы тот взял его на пожар.

- Получилось так, что я сразу попал на пожар повышенного ранга. Мы его тушили шесть часов! До этого я знал о пожаре только в теории, и когда сам поучаствовал, понял, насколько это тяжелый труд, - делится впечатлениями Исмаил. - Вокруг хаос, люди мечутся, спасают свое имущество, всюду паника. И надо принять правильное решение, так как от этого может зависеть чья-то жизнь. Должна быть не только теоретическая и физическая подготовка, но и соответствующая психологическая настройка. Тогда я понял, что мне нужно будет долго совершенствоваться в этом деле.

Исмаил, как и его отец Шерип, говорит о риске при пожарах как о чем-то обыденном. Войти в горящее здание, чтобы вывести людей – запросто.

- Когда ты это делаешь, то не задумываешься о риске. Это просто работа, которую надо выполнить. В первую очередь пожарный должен выяснить, есть ли люди в здании, и если они есть, то даже с риском для жизни он обязан их вывести оттуда. Ведь люди могут не знать, как себя обезопасить, могут принять неправильное решение.

Исмаил Тутаев считает самыми сложными пожарами те, которые происходят в частном секторе. Если это объект государственного значения или частного предпринимателя, то у пожарных уже заранее есть планы зданий. Здесь проводятся учения и тренировки. А в жилом секторе пожарные могут только провести профилактические мероприятия.

Отец не ругал Исмаила за недочеты в работе, а просто показывал, как будет правильней.

- Как-то мы выехали на пожар в Заводском районе Грозного. Горели какие-то покрышки и резиновая стружка. Мы их поливали водой, но через некоторое время они вспыхивали снова. А мимо проезжал отец, спешащий на работу. Он остановился и сделал нам замечание, что мы неправильно тушим: очаг пожара находился в самой глубине, и необходимо было разгрести эту резину, чтобы до него добраться. Мы последовали его совету, и только потом смогли его потушить. Опыт есть опыт, - улыбается Исмаил Шерипович.

Исмаил с ностальгией вспоминает работу в пожарной части.

- Быть рядовым пожарным все же проще, - считает он. – На руководящей работе сложнее. Трудности заключаются в работе с людьми. К каждому нужно найти свой подход, учитывать различные обстоятельства.

Возможно, если не стремление постичь что-то новое, Исмаил так бы и оставался работать пожарным. Здесь Исмаил Шерипович приводит слова Суворова: «Плох тот солдат, который не хочет стать генералом».

P.S. У Шерипа Тутаева 11 внуков, самый старший из которых учится в 9 классе. О своей будущей профессии они пока еще не задумываются. Но сомнений в том, что династия пожарных Тутаевых продолжится, – нет!